Женский портал «VGlamure.com» - всё о здоровом образе жизни, красоте, здоровье, фитнесе, диетах, правильном питание, материнстве.



Что мы на самом деле говорим своим детям

Что мы на самом деле говорим своим детям
Если верить «психологии родительских директив», мы можем даже внушить ребёнку мысли о суициде, желая ему исключительно добра.

На самом деле и эта теория не без греха. Её авторы, американские психологи Роберт и Мэри Гулдинг, в сильных выражениях и с яркими примерами описывают реакции детей на те или иные родительские «императивы» общения — но почему они уверены, что причины и следствия выглядят именно так, а не иначе, не объясняют.

Любой, кто пристрастно отнесётся к теории Гулдингов и не станет панически перелистывать свой собственный родительский словарь, а займётся анализом, увидит: во многом Роберт и Мэри фантазируют, передергивают и преувеличивают.

Во многом. Но не во всём.

Откуда берутся родительские директивы

Хорошие новости: директивы есть у всех, и если вы родитель, то не можете без них обойтись.

Плохие: практически все они деструктивны — по крайней мере, именно деструктивные директивы описаны у Роберта и Мэри Гулдинг, а позитивные — ни у кого.

Вам встречались когда-нибудь статьи или книги, в которых хвалится хоть какая-нибудь иная воспитательная система, кроме той собственной, которую предлагает автор ругательной книги? Вот и мне — не встречались.

Но в части деструктивных директив супругов Гулдинг стоит послушать.

Каждый из нас — ребёнок своих родителей, воспитанный в той системе, в которой умели воспитывать нас мама и папа. Эти системы никогда не бывают идеальными, потому что все нерешенные душевные проблемы родителей неизбежно передадутся детям. По-другому просто не бывает, потому что нерешенные душевные проблемы обязательно накладывают отпечаток на слова, поступки, неявные указания, поощрения и наказания, принятые в семье.

Без директив общение родителя и ребёнка невозможно — как же иначе младенец научится существовать в минисоциуме семьи?

Однако директивы бывают разными, и в изображении психологов зачастую выглядят просто преступными.

«Не живи», «не расти», «не верь»

«А потом ты родился, и нам стало очень тяжело», «до твоего рождения мы, конечно, гораздо чаще путешествовали», «ты родилась — и мне пришлось забыть о своей учебе и своей личной жизни» — казалось бы, правда жизни, стремление родителей воспитать благодарного ребёнка, а не деле — директива «не живи».

По мнению Гулдингов, ребёнок, который постоянно слышит подобные выражения, воспринимает это как приказ «исчезни — и твои родители будут счастливы».

Такие дети, утверждают психологи, постоянно травмируются, разбивают носы и коленки, падают, болеют, причем тяжело и долго — потому что все дети хотят нравиться своим родителям, и если их просят исчезнуть, они стараются это сделать всеми силами.

Возможно, ссадины — это совсем не просто ссадины.

Что мы на самом деле говорим своим детям


«Ой, играй, пока маленький, а то вырастешь — уже не поиграешь», «спи, пока спится, а то вырастешь — там не выспишься», «эх, детство, самое счастливое время» — казалось бы, какая опасность в этих добродушных родительских советах?

Оказывается, так выглядит директива «не расти» — так, а ещё в постоянном родительском диктате, сверхопеке, запрете на самостоятельные решения, игнорировании прав подрастающего ребёнка.

Если ребёнку приказывать «не расти» — он и не вырастет.

Что мы на самом деле говорим своим детям


«Никому нельзя верить», «туда не ходи, там обманут», «а что ты хотел, разве можно теперь кому-то верить?» — так воспитывается недоверие к миру и людям.

Директива, высказанная в виде житейской мудрости, обязывает ребёнка считать окружающий мир враждебным и чуждым.

А спокойно где? Правильно, возле мамы. Так вот сиди возле мамы и не рыпайся. Вот, собственно, главная цель директивы «не верь» — чтобы далеко не ходил и не доставлял проблем.

«Не будь ребёнком»

А вот ещё одна директива: «Ну что ты, как маленький», «чего ты ревёшь, как младенец», «разве можно так себя вести, ты же большой мальчик», «куда тебе куклы в твои семь лет»…

Эти дети вырастают серьёзными и ответственными, но совершенно не умеющими по-детски радоваться и безответственно отдыхать.

Они точно знают, что слабыми, глупыми, наивными их любить никто не собирается — и они пыжатся всю жизнь выглядеть взрослыми. И не дай бог попасть впросак, ошибиться, сделать что-то не так или опростоволоситься! Быть ребёнком — что может быть ужаснее?!

Пожалуй, это самая распространённая директива в нашем обществе, в котором мир принадлежит взрослым, а дети ещё только лет сто признаются за отдельную личность.

Детская литература, детская промышленность, детская одежда — всё это появилось у нас не так давно, раньше дети росли сами по себе, играли в деревянные чурочки, одевались в перешитые из взрослых обносков вещи и стремились как можно быстрее попасть в общество взрослых людей, в котором каждый имеет право принимать решения.

Сегодня одежда и игрушки у детей уже есть — а самоценности детства все ещё нет, достаточно посмотреть на развлечения, которые взрослые устраивают для детей: любой детский конкурс будет сопровождаться превращением ребёнка во взрослого, на уровне ли макияжа, прически или костюма, на уровне ли требований.

Посмотрите на многочисленных «мисс» детских конкурсов. Общество требует от них: «не будь ребёнком! Ребёнком ты никому не нужна!»

Что мы на самом деле говорим своим детям


«Не думай», «не чувствуй», не делай»

И это мы тоже внушаем своим детям сами — иногда в те моменты, в которые, вроде бы, имеем в виду вещи диаметрально противоположные.

«Не надо, я сама», «у тебя ничего не выйдет», «ну ты за что не возьмёшься — всё испортишь», «а мне за тебя переделывай», «да разве у тебя это получится», «это не делай, лучше сделай другое» — подспудно родители внушают ребёнку его полную несостоятельность в любом деле, самореализуясь за счёт маленького и несмышлёного.

Что поделать — родителей ведь тоже не ангелы воспитывали.

А вот наше любимое: «не плачь», «потерпи», «успокойся», «на самом деле не так уж и больно», «да ну, нет ничего страшного в пустой комнате», «всё это выдумки, не может быть тебе грустно» — отказывать себе и своим детям в праве чувствовать — наше национальное.

Возможно, здесь спрятан вековой страшный опыт нации с не самой легкой судьбой, будешь много чувствовать — сердце порвешь, но проживать горе, выплакивать его мы не умеем поголовно — и детям не разрешаем.

А уж думать… Думать нашим детям вообще запрещено — и если дома недозапретили, то в школе постараются.

«Что за ерунду ты плетёшь», «кто тебе такое сказал», «ты хоть думаешь, что говоришь», «не лезь во взрослые разговоры», «это у меня — мнение, а у тебя — дурь» — уважать чужое мнение мы и так не научены, а уж мнение ребёнка…

А потом он вырастет — и мы удивляемся: «где были твои мозги!» Как — где? Под запретом.

Впрочем, Гулдинги успокаивают: родительские директивы — не вечны. Каждый из нас может их переосмыслить и пересмотреть, отведя им место жизненного опыта, но никак не место жизненной стратегии. Да, и было бы неплохо оставить такую возможность собственным детям.

По материалам: izuminki.com

Добавить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Код: Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: